Как только мне исполнилось 34 года, мой привычный и такой уютный мирок окончательно рухнул

Я ни в чем не нуждалась. Семья – предел мечтаний, уютная квартира. Но рухнуло всё в одночасье. Муж подал на развод. Мы все ещё жили в одной квартире, вместе ужинали и улыбались друг другу, пока почтальон не принёс мне заказное письмо. Дата была уже назначена.

— Где же ты теперь будешь жить? – не унималась мама, когда узнала, что Витя нас бросил. –У тебя ни работы, ни жилья, идти некуда. У нас отец и сестра твоя живут!

Поток из слез горечи за долю любимой дочери был хорошо разбавлен красноречивой нецензурной бранью в адрес Вити. А еще обвинения в мою сторону – не удержала супруга, не постаралась.

А кого удерживать? Витя делал вид, что все хорошо. Да и я верила в встроенную им иллюзию семейного благополучия. А потом вечером пришёл этот почтальон…

— Ну и к чему слезы? – кряхтел мой дед. – Чай не война. Всё переживете.

Но вереница мыслей в голове покоя не давала. Как теперь жить? Три года назад супруг отговорил меня устраиваться на работу, так как мой сын, Максимка, постоянно болел. Тогда ему было 4, и до школы мы решили, что буду сидеть дома, воспитывать.

Я водила Максима в сад, старшую дочь – по кружкам и тренировкам. Теперь младший пошёл в первый класс, а Лере уже 15 лет. Работы у меня нет, и жилье наше принадлежит мужу.

-Т ебе же бабушка в наследство дом оставила. – сказал Витя. – Там и живите. Отдам тебе всю технику.

Технику в дом, где нет водопровода. Я мысленно «благодарила» супруга.

Этот домик действительно достался мне от бабушки, но муж наотрез отказался приводить его в порядок. Квартира ведь есть, хорошая, с ремонтом. Теперь мне предстояло тут жить с детьми.

— Тут так сыро. – сморщила нос Лера. – Я не хочу здесь жить.

А Вити уже как и не было. Тяжело объяснить взрослой дочери, почему мы должны теперь жить тут.

— Мам, я не останусь тут. Буду жить с папой. Почему ваш развод должен как-то влиять на меня?

Леру я не держала. Она действительно имела право выбора. А максим вцепился в меня, как птенчик и хмурил брови вслед сестре.

Надо ли говорить, как прошла наша первая зима? Я вставала к трём утра, чтобы затопить печь. Максим проснётся утром в школу и будет тепло.А сын после уроков помогал мне с дровами. Вечерами на санках катали их, чтобы помыться в бане.

Алиментов муж мне не платил, а зарплата кассира в Пятерочке была намного меньше, чем указано в вакансии.

Мать все твердила:

— Дочка от тебя сбежала, ты сидишь и ничего не делаешь, чтобы мужа вернуть. Смотри и Максима отсудит!

— Не отсудит! –серьёзно отвечал Макс. – Я к этому человеку никогда не пойду. А Леру я в школе вижу.

Спустя год произошло настоящее чудо. Неподалёку началось строительство новой школы, поэтому некоторые дома расселяли. Мой попал в это число. Нам выделили двушку (метраж позволил) в благоустроенном районе, в новостройках.

— Мам, — спрашивала Лера – я можно приду к вам?

— Да, конечно. – просто отвечала я.

Подруги упрекали, ведь дочь выбрала папу, комфорт, а не меня. Так пусть там и живёт, мол, зачем пустила.

— Он ведь говорил…Мам, а мужчины все такие? Он же предатель! Его новая жена стала упрекать меня за еду, вечные ссоры, я виновата.

У Леры подкосились колени прямо на пороге моей квартиры. Рыдая, она опустилась на пол и не могла больше связано говорить. Я старалась утешить совсем ещё молодую дочь, которой впервые пришлось пережить предательство близкого человека.

— Мам, ну скажи? Все такие?

Максим не выдержал водопада женских слез и смело, по-мужски присел рядом с нами, прямо на полу в прихожей. Он обнял нас со всей силы, что может быть у восьмилетнего мальчишки.

— Одного надёжного человека я знаю. – указывая на сына, сказала я Лере.

А наш мужчина уже потянул по полу тяжёлую сестринскую сумку, бурча под нос:

— Развели тут озеро. Ни к чему тут слезы. Чай не война – переживём!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓ vzdyhaj.ru

Как только мне исполнилось 34 года, мой привычный и такой уютный мирок окончательно рухнул